Теггинг: черные надписи как мода на социальный вандализм

Фотографии, которыми проиллюстрирована эта статья сделаны не в гангстерских кварталах Нью-Йорка и не на съёмочной площадке апокалиптического триллера. Всё снято в историческом центре Ростова-на-Дону – города-миллионника, порта пяти морей, и как ещё его величают, ворот Кавказа. В наши дни богатейший на Юге России центр научной, культурной и духовной жизни оказался заложником новомодной уличной субкультуры, имя которой теггинг (черные надписи на разных поверхностях) .

Теггинг. Так называется то, что вы видите на фото. Википедия даёт вполне ясное определение этому явлению. На самом деле мы имеем дело с банальной подписью. Да-да, речь идёт именно о такого рода подписи, какую в своё время на полотнах вырисовывали Айвазовский и Ван Гог, Сальвадор Дали и Серов. Казалось бы, как это всё относится к современным уличным художествам? Всё просто – тегом возле нарисованной композиции уличные художники и граффитисты заявляют о своём авторстве. В Ростове-на-Дону примеров использования теггинга по прямому назначению масса.

граффити
Картина на улице Суворова пока не тронута теггерами

Иногда на ростовских улицах встречаются поистине шедевральные произведения уличного изобразительного искусства. Каждая такая работа подписана в стиле теггинга. Интересующимся сразу понятно, кто является автором того или иного произведения. И если рассуждать с этой точки зрения, то в теггинге нет ничего предосудительного. Более того, без таких подписей стрит-картина или граффити лишается своей полноты. Это как читать стихи, не зная имени поэта или слушать музыку, не имея представления о композиторе.

Теперь, когда мы более-менее разобрались в формулировках и что означают, собственно, черные надписи, можно трезво оценить степень участия самих теггеров в субкультуре граффити – в частности, и уличного картинотворения – в целом. Что же мы видим на примере происходящего в Ростове-на-Дону? Одни подписи… Картин нет… Даже граффити посредственного уровня нет. Впрочем, как и малейшего намёка на изобразительное искусство. А есть только тысячи, если не десятки тысяч надписей!

теги

Теггеры не чураются оставлять автографы на остановках общественного транспорта (а в Ростове они стеклянные и каракули видны отовсюду) и на стенах домов, на гаражах и на дверях многоэтажек. Доходит и вовсе до безумия – теггеры буквально уродуют городские фонтаны и окна офисов коммерческой недвижимости. «Художники» размалёвывают витрины и всё, что попадается на их пути. Они не останавливаются даже перед разукрашиванием знаков дорожного движения. Главное – дотянуться. Создаётся впечатление, что для ростовских теггеров нет предела этической допустимости в выборе поверхностей для надписей. В народе в таких случаях говорят «ничего святого».

Вообще, поведение теггеров мне напоминает то естественное природное действие, которое свойственно, извиняюсь, собакам, когда они метят территорию. Животным абсолютно всё равно где чертить свои границы: на автомобиле, фасаде музея или административного учреждения. Кто-то скажет, что машины и музеи это уже перебор и необоснованный наезд на теггеров. Но не тут-то было. На этой фотографии автомобили «Газель», припаркованные одна в переулке Крепостном, другая на Социалистической. Машина изуродована тегами и очевидно, что черные надписи не появились на собственности несчастного водителя сами по себе. И таких примеров масса.

У редакции Левенцовки.Ру возникла идея сфотографировать остановки общественного транспорта в Кировском и Ленинском районах Ростова-на-Дону, чтобы найти те из них, которые успели «пометить» теггеры. В итоге после соответствующего анализа выяснилось, что практически ни одного нетронутого теггерами остановочного комплекса в центре Ростова-на-Дону просто нет. Исключение пока составляют две остановки на улице Б. Садовой: одна их них – это так называемая умная остановка, что напротив Правительства Ростовской области, а вторая чуть восточнее – возле музыкального театра. На такую фотосессию пришлось бы потратить как минимум рабочий день.

Возникает резонный вопрос, а кто же все эти люди, которые, по сути, занимаются социальным вандализмом? Кто в прямом смысле слова гадит в нашем любимом городе и не имеет, кажется, никакого раскаяния в содеянном? К сожалению, в основном это наши подростки. Подавляющее большинство теггеров – школьники. Не секрет, что в своём кругу они гордятся своей причастностью к этой уличной «культуре» и чем больше поверхностей они отафтографируют, тем выше их авторитет среди сверстников и единомышленников.

Кто-то может возразить, дескать, если всего несколько человек из класса или всей школы занимаются теггингом, то не стоит всех, как говорится, под одну гребёнку. Не всех, конечно. Но способны ли двое-трое изуродовать без преувеличения весь город, ну, или по крайней мере его исторический центр? Разумеется, нет. Я делаю вывод, что ростовчане столкнулись с проблемой, которая носит не частный, а именно массовый, повсеместный характер. То, что теггингом занимаются отнюдь не одни лишь хулиганы и двоечники – медицинский факт. Что же может послужить толчком, который порождает в формирующемся мозгу ребёнка идею осквернять всё на своём пути? И ещё интереснее, кто же сеет эти семена наплевательского отношения к окружающим материальным ценностям?

Такое «модное поветрие», как теггинг, трудно расценивать как положительное явление, поскольку объектами для авторов надписей становятся дорожные знаки, витрины, стены домов, остановки – по сути, общественное имущество, не предназначенное для проявления творчества. С другой стороны, вводимые штрафы и порицания не дают должного эффекта: по-прежнему то тут, то там мы видим испачканные фрагменты городской инфраструктуры, как свидетельство того, что рамочное слово «нет» снова кем-то не усвоено. Что ж, кажется, просто спущенные сверху запреты и осуждения (из мира взрослых) для представителей подростковой среды не являются моментальной командой к действию (в данном случае, наоборот, к сдерживанию себя от действия – нанесения т.н. тегов). Думаю, было бы гораздо результативнее организовать диалог с подростками (форма не имеет значения: классный час, тренинг, беседа за чаем), внутри которого можно было бы обсудить целесообразность запрета. Да, да, взрослеющим личностям отчаянно хочется знать: «почему так правильно, а не иначе?», «что будет, если …?», «зачем мне всё это надо делать/не делать?». Ведь когда появляется возможность свободно рассуждать, они готовы не только требовать, но и уступать, а ещё слышать, что кому-то их действия могут быть неприятными (даже оскорбительными). Но таков закон: сначала нужно взрослым услышать их и позаботиться о том, чтобы площадки для творческого самовыражения были точно не в дефиците, — говорит психолог Илона Лебёдкина.

Размышления нашего уважаемого эксперта Илоны Лебёдкиной натолкнули меня вот ещё на какие мысли. Вероятность увидеть дома у теггеров черные надписи на стенах, окнах и мебели стремится к нулю. Здесь вряд ли кто-то решится поспорить. Значит какие-то принципы и стопы у этих людей всё-таки есть. Получается, проблема кроется именно в наглом и дерзком неуважении к городской и частной собственности. Мы очень любим искать кругом виноватых. Такова природа падшего человека. Кто-то обвинит учителей, которые якобы не занимаются воспитательной функцией, кто-то обязательно обольёт грязью правоохранительные органы, которые в данном случае на самом деле никак не повлияют на осознание подростком понятий «хорошо» и «плохо». Другие направят возмущение в вопиющем поведении детей в сторону запад. И знаете, последние, отчасти, будут правы.

надписи

Разумеется, подобные субкультурные течения не родились в России. Трудно себе представить, что земля, пропитанная многовековой великой историей, бережно хранящая и ревностно исповедующая христианские ценности и более того – успешно развивающаяся в условиях процветания богатой культуры многочисленных народов, населяющих нашу страну, может родить течение, оскверняющее внешний облик родного города. Это было бы ярким актом безумия. Впрочем, это проблема не только ростовская. Во всех крупных городах России пришедшая из Северной Америки «культура» потихонечку уродует городскую эстетику.

Проанализировав всё сказанное, можно прийти к выводу, что культура человека, его осознание себя как члена общества и уважение к труду других закладывается не в школе и не у завуча в кабинете, но в семье. Именно родители (или законные представители), по моему глубокому убеждению, должны сеять в душах своих чад любовь к хорошему и праведный гнев к плохому. Только дома ребёнок должен понять, как подобает себя вести на людях, а что делать непозволительно.

Без должного воспитания говорить о нравственности наших детей мне кажется не только бессмысленным занятием, но и лицемерием. И сколько бы трудов местные власти не уделяли отмыванию стен и стёкол от тегов, сколько бы приводов в «детскую комнату полиции» у теггеров не было, и сколько бы учителя не акцентировали внимание детей на недопустимости такого антиобщественного поведения, если подростков не учат дома, то научат на улице. Чему там нахватаются дети всем и так понятно. Впрочем, самое время, на мой взгляд, посмотреть на себя. Ведь взрослые, порой, ничем толком не отличаются от детей-хулиганов, позволяя себе и мусорить на улицах, и выбрасывать из окон авто окурки, и демонстрировать иное неподобающее приличному человеку поведение.

 

 

поделиться

3 комментариев к записи “Теггинг: черные надписи как мода на социальный вандализм

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.